Скоро проблема потерянных в самом начале 90-х гг. денег отметит свое совершеннолетие. Всего таких вкладов было 195,8 млн (многие граждане России имели по нескольку счетов в Сбербанке), а их общая сумма составляла 315,3 млрд руб.

 

Было великое множество громких призывов к немедленному возврату денег народу и такое же множество возражений против безумных гиперинфляционных выплат. К сожалению, больших достижений в решении этой проблемы как не было, так и нет. Наверное потому, что и власть, и оппозиция вспоминают о ней только перед выборами и вряд ли сами понимают, как добиться реального успеха.

Так, 10 мая 1995 г. накануне кампании по избранию депутатов Госдумы второго созыва, был принят федеральный закон, в соответствии с которым «государство гарантирует восстановление и обеспечение сохранности ценности денежных сбережений, созданных гражданами Российской Федерации путем помещения денежных средств» на сбербанковские вклады в период до 20 июня 1991 г. А в 2003 г. в период подготовки к выборам депутатов Госдумы 4-го созыва, Минфин засчитал эти вклады в госдолг в объеме 10,9 трлн руб. Тогда же был разработан график погашения долга на несколько лет вперед. Правда, в пересчете на каждого вкладчика эти суммы показались мизерными и не могли доставить вкладчикам искомого удовлетворения. Да и в целом схема полного урегулирования долга так до сих пор и не обнародована и не выпущены государственные ценные бумаги, предусмотренные законом от 10 мая 1995 г. и служащие в соответствии с ним «платежным средством при осуществлении всех мероприятий по продаже (приватизации) объектов государственной собственности, акций государственных предприятий, а также находящихся во владении государства приватизированных предприятий».

Всего же в течение 1996—2007 гг. было выделено из бюджета для компенсации потерянных вкладов менее 0,2 трлн руб. И хотя на 2008—2010 гг. запланировано некоторое увеличение этих выплат, с такими темпами они затянутся еще на сотню лет и добавят нездоровой интриги еще очень многим избирательным кампаниям.

Вместе с тем вопрос замороженных вкладов надо закрывать, иначе за правительство РФ это может сделать суд. Если не национальный, то международный. И тогда лавина исков может пробить страшную брешь в российском бюджете. В частности, движение «Другая Россия» организовало группу граждан на подачу судебных исков против бездействия правительства РФ по полной компенсации дореформенных вкладов в Сбербанке. Пресненский суд Москвы отклонил иски, но их инициаторы обжалуют это решение в Мосгорсуде и, если понадобится, готовы пройти все инстанции вплоть до суда в Страсбурге.

Справедливый счет

Нет сомнений в том, что бывшие вкладчики Сбербанка справедливы в требовании вернуть себе деньги без ущерба их ценности, ведь государство должно материально ответить за то, что когда-то «кинуло» своих граждан. Но надо понимать, что эти выплаты предполагается производить за счет всех россиян — именно их налогами пополняется госбюджет и именно им придется отказаться от части социальных программ в связи с «восстановлением ценности денежных сбережений» в Сбербанке. Поэтому очень важно правильно определить реальную стоимость этих сбережений.

Вряд ли верен упрощенный подход, примененный в 2003 г. Минфином, когда за основу приняли официальный рост потребительских цен после заморозки вкладов, составивший десятки тысяч процентов, и с учетом проведенной 1 января 1998 г. деноминации и получили те самые астрономические 10,9 трлн руб. Надо помнить, что в большинстве своем эти вклады к началу 90-х гг. были сформированы «пустыми» деньгами, на них мало что можно было купить из действительно нужного по официальным ценам — была скрытая инфляция на дефицитные товары, а дефицит носил тотальный характер. Значит, стоимость денег на вкладах была значительно ниже, чем это следует из официальной статистики.

Какой она была на самом деле, можно определить, пересчитав вклады в иностранную валюту — скажем, в доллары США, и скорректировать на долларовую инфляцию. Но тут важны дата и курс пересчета.

Возьмем за искомую дату, к примеру, день регистрации Акционерного коммерческого Сберегательного банка РСФСР, т. е. момент ликвидации чисто государственной системы Сбербанка, в которой и были потеряны вклады. В этом случае определить курс пересчета будет совсем несложно. Ясно, что нельзя применять ни официальный, ни коммерческий курс Госбанка СССР (соответственно около 0,6 и 1,8 руб. за доллар США) в связи с тем, что они отнюдь не отражали реалий рынка и имели сугубо специфическое применение. Зато в тот период уже был узаконен рыночный курс рубля — в соответствии с указом президента СССР от 26 октября 1990 г. N УП-943 юридические лица получили право продавать и покупать иностранную валюту по курсу, складывающемуся на валютном рынке (межбанковские операции, операции на валютных биржах и др.). А правление Госбанка СССР своей телеграммой от 1 апреля 1991 г. № 136 установило правило выполнения операций по продаже и покупке иностранной валюты у граждан уполномоченными банками по рыночному курсу, складывающемуся на основе текущего соотношения спроса и предложения на иностранную валюту. При этом за рыночный принимался курс последних торгов на Валютной бирже Госбанка СССР, и он сохранял свою силу до следующих торгов.

Так вот рыночный курс, действовавший на 20 июня 1991 г. был 42 руб. за доллар США. Значит, вся сумма замороженных в Сбербанке вкладов в эквиваленте составляла лишь $7,5 млрд. Да и то эта оценка завышена — вспомним, что вышеуказанной телеграммой были введены жесткие ограничения на покупку гражданами страны валюты по рыночному курсу — не более $200 в год на каждого выезжающего за границу. Значит, иностранная валюта была в дефиците и на действительно свободном рынке доллар стоил бы еще больше, а замороженные вклады в долларовом эквиваленте не достигали и $7,5 млрд.

К сегодняшнему дню из-за долларовой инфляции эта величина соответствует $11,5 млрд. А это около 295 млрд нынешних рублей, что примерно в 37 раз меньше ранее заявленной Минфином суммы.

Конечно, не будет справедливым ограничиться выплатой замороженной суммы почти по номиналу, фактически приравняв рубль образца 1991 г. к нынешнему рублю. Примем во внимание то, что вкладчики отнюдь не по своей воле не сняли со счетов и не использовали свои сбережения в начале 90-х, да и лишены этой возможности они были еще до 20 июня 1991 г. когда валютный курс рубля был повыше. Значит, и получить они должны больше номинала. Насколько больше — на десятки процентов, в два или три раза — это предмет особой дискуссии.

Полезная конверсия

Между тем обычная выплата в столь крупном размере, осуществленная из бюджета или стабилизационного фонда, будет инфляционно опасна. Поэтому владельцам замороженных вкладов может быть предложен неденежный вариант урегулирования государственного долга перед ними, заодно решающий давно назревшую проблему приватизации Сбербанка России — предоставление права вместо денег из госбюджета получить акции Сбербанка, ныне принадлежащие ЦБ.

При реализации этого предложения бывшим вкладчикам достанется до 13 млрд акций Сбербанка номиналом в 39 млрд руб. и текущей рыночной стоимостью 1,2—1,4 трлн руб. а это справедливая плата за пережитую ими потерю денег. Они смогут свободно продать акции на рынке или оставить их себе для последующего получения дивидендов. И такая конверсия долга в акции будет вполне традиционным способом урегулирования задолженности перед кредиторами, если рассматривать ЦБ представителем государства. Потребуется лишь принятие превентивных мер, не допускающих обвала котировок акций Сбербанка из-за вероятного резкого роста их предложения на рынке.

При этом прекратится конфликт интересов внутри ЦБ, который сегодня является для Сбербанка России одновременно и крупнейшим владельцем, и надзирающим органом, и не будет столь явно искажаться конкурентная среда.

С внесением важных корректировок в закон от 10 мая 1995 г. и при наличии доброй воли руководства ЦБ «вечная» проблема вкладов будет навечно решена.

 



  • На главную
    Меню

    Реклама